Автор Тема: Обмен валюты в Мьянме (Бирме)  (Прочитано 4865 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

myanmartravel.ru

  • Newbie
  • *
  • Сообщений: 22
Обмен валюты в Мьянме (Бирме)
« : Декабрь 21, 2009, 07:28:14 pm »
Обмен валюты в Мьянме (Бирме)

Автор: dragon-naga, источник: http://dragon-naga.livejournal.com/25657.html
20 декабря 2009

Если вы решите прогуляться около пагоды Суле в Янгоне, вас непременно будут атаковать разные личности, и одни интимным шепотом, а другие в полный голос будут предлагать поменять деньги (и иногда – красивых девушек впридачу). То же самое от вас будут хотеть и менялы с Боджок-маркета.

В путеводителях написано, что у этих личностей деньги менять не следует. С одной стороны, коварное правительство, типа, спит и видит, как бы устроить провокацию, втянув иностранца в незаконный обмен, потом показательно его арестовать и бросить в каземат. С другой стороны, менялы, вроде как, не отличаются особой честностью, а оживленная улица не способствует пересчитыванию купюр (заходить для этого в подворотни иностранцы традиционно опасаются).

Формально все это на самом деле так, и по закону мьянманцам запрещено даже держать в руках иностранную валюту. Но суровость мьянманских законов всегда компенсируется необязательностью их исполнения. А кроме того, для правительства существует понимание, что несколько таких провокаций – и про иностранный туризм в страну можно будет говорить в прошедшем времени. Мьянманское правительство в лице стражей порядка традиционно не любит связываться с иностранцами – поэтому старается держаться от них подальше. И если иностранец не плавает в ластах по озеру Инья в поисках дома главной оппозиционерки – он может в Мьянме фактически делать все что угодно. Поэтому так часты случаи, когда иностранцы спокойно берут билет и приезжают в закрытые для них города, или, сами иногда того не желая, оказываются в Мьянме на секретных объектах.

Что касается обмана при обмене денег – то это на самом деле вполне может случиться. Причем, это никак не противоречит утверждениям о традиционной честности мьянманцев. Они на самом деле в основной массе – честные, и лучше попросят, чем украдут. Но в них сильно и другое начало – на жизнь они смотрят как на игру. Именно поэтому обмен денег для них – это на самом деле игра. Что-то вроде рулетки: обманут – не обманут. Иногда не обманывают. А иногда в пачке может не хватать нескольких купюр. Не хочу никого обидеть, но нужно принимать во внимание еще и тот факт, что среди менял очень много местных мусульман и этнических индусов. А у этой категории населения Янгона, по мнению мьянманцев-буддистов, несколько другие, чем у них, представления о морали и порядочности в бизнесе.

Не каждый иностранец, впечатлившись пачкой банкнот (а самая крупная купюра при обмене – это тысяча кьят, которая примерно равна одному доллару – пятитысячные купюры до сих пор встречаются редко и скорее пополняют коллекции сувениров, чем участвуют в обороте), решит эту пачку пересчитывать. А еще он вспоминает про прочитанные в Интернете ужастики, что вот-вот нагрянет полиция и ему придется плохо. А бывает, что он все-таки начнет пересчитывать – и в этот момент другой меняла с круглыми глазами промчится мимо с негромкими воплями: «Полиция, полиция!». Даже не исключено, что на горизонте с показательным выступлением на самом деле, помахивая дубинкой, появится грозный человек в темно-синей униформе, который с этого рынка имеет свой процент. Вся нехитрая комбинация будет разыграна как по нотам. Именно в такой нервной обстановке приходится пребывать иностранному туристу при обмене денег. Поэтому он, как правило, хватает пачку купюр и поспешно заталкивает ее в карман. А в гостинице, кстати, чаще всего даже не пересчитывает, потому что по пути уже начнет эти деньги тратить.

Что такое для иностранца 3-4 доллара? Фактически ничего. А для большинства мьянманцев это – больше чем дневная зарплата.

В принципе, менять можно и в более спокойной обстановке. Например, в гостинице – но при этом вы легально отдадите те же 1-2 доллара комиссионных. Или у таксистов – они знают места в Янгоне, где можно поменять деньги. Не говорю за всех, но как правило в этом случае таксистам можно доверять. То есть, если он, взяв у вас из рук стодолларовую купюру, скроется в ближайшей подворотне, не следует думать о том, что все пропало. Вот тут как раз надо вспомнить про мьянманскую честность.

Кстати, эта честность иногда на взгляд иностранцев даже кажется дикой. Где-то полгода назад мьянманские газеты писали про иностранцев, которые подошли к менялам с предложением купить у них кьяты на сумму (если я правильно помню) около ста тысяч долларов. Менялы скооперировали все свои ресурсы и быстро собрали требуемую сумму. Иностранцам принесли доллары, и они спокойно отправились, как они сказали, за кьятами. Менялы долго ждали, когда иностранцы покажутся с мешками, набитыми мьянманской валютой.

Если бы об этом не писали мьянманские газеты – в правдивость этой истории было бы весьма сложно поверить. Хотя те, кто знает мьянманцев, этому не удивляются. Деньги для банков тут возят в обычных мешках на грузовичках, в принося в операционный зал, сваливают эти мешки (через дырки в которых проглядывают пачки купюр) под ноги клиентам. Никому в голову не приходит схватить этот мешок и побежать к выходу. Или стащить его из кузова грузовичка.

Лично я чаще всего меняю деньги в обменнике «для местных». Расположен он на улице Пагоды Каба Эй недалеко от перекрестка со Швегондайн, как раз напротив моего любимого кафе с вкусным мьянманским чаем и салатом из чайных листьев. Обменник находится в глубине старых сараев, пройти между которыми можно по узкому переходу, куда периодически сливают грязную воду и выбрасывают всякую дрянь. За стенами сараев кипит чья-то чужая жизнь и слышатся охи, вздохи и ожесточенные споры. Однажды ночью, когда была необходимость срочно поменять деньги, меня повели на второй этаж одного из сараев. Там в углу на лежанке был в самом разгаре половой акт мьянманца с мьянманкой, а в метре от этого события хозяин с сигаретой во рту спокойно считал деньги. Никто не орал испуганно «форина ладэ» (как обычно мьянманцы любят тревожно кричать, когда приближается иностранец), никто не загораживал от меня вид сношающихся тел. Это был тот случай, когда абсолютная простота, предельная незамысловатость и полная естественность делали картину происходящего совершенно сюрреалистической.

Такие сараи есть, наверное, в каждом более-менее крупном российском городе, и не своим туда обычно забредать опасно в любое время суток. В моем родном городе они назывались «шанхаем», и советской власти в них не было никогда. В янгонском близнеце этого «шанхая», видимо, тоже нет никакой посторонней власти. По крайней мере, все действующие лица обменного пункта ведут себя вполне уверенно, несмотря на то, что они ежеминутно и ежесекундно нарушают все мыслимые и немыслимые мьянманские законы. Только в отличие от российского аналога те, кто приходит сюда по валютообменному делу, могут ничего не опасаться. Здесь все честно, и чужого никому не надо.

Внутри сараев находится небольшой дворик – два на пять метров. А под одним из навесов на деревянной лавке за старым столом сидит человек. Он меняет деньги.

За пачками денег он наведывается в соседний сарай с дверью из штакетника. Это – деньгохранилище. Как-то, когда человек за столом ушел погулять, я менял деньги непосредственно в этом помещении. Меняла мне окруженная мелкими внучками старая бабка, у которой одновременно на улице работала стиральная машина, и она пару раз выскакивала из помещения посмотреть на то, как там идет процесс, оставляя меня внутри одного. А вернувшись, садилась на свое место, под Буддой с весело мигающими лампочками и продолжала финансовую операцию. Рядом с ней стоял раскрытый мешок, доверху набитый связками купюр по тысяче кьят. Из него она как раз и вынула требуемую мне сумму. Кстати, за мной в деньгохранилище зашла местная тетка, у которой в руке было несколько пачек с сотенными долларовыми банкнотами, да и вообще, судя по подъезжающим к проходу между сараями машинам, оборот этого заведения весьма немаленький.

Но больше всего среди этих сараев меня поразила не бабка, восседающая между драных мешков с деньгами. Над рабочим местом меняльщика прямо под крышей на полочке был установлен телевизор, показывавший со спутника новостной азиатский канал. Телевизор работал без звука, но в углу экрана постоянно менялись курсы валют, а внизу бегущей строкой показывались котировки. На мой вопрос, откуда он знает, какой сейчас обменный курс, он просто показал мне на экран и объяснил, что прежде всего его там интересуют цены на золото. Я был настолько поражен увиденным и услышанным, что дальше тему развивать не стал и выбрался из сараев на свободу.

С тех пор я стараюсь менять деньги исключительно там. Кстати, курс там на самом деле один из лучших в Янгоне. И если тебе вручили пачку денег – то можно не сомневаться, что все купюры в ней на месте.

К этому нужно добавить вот что. В отличие от Таиланда в Мьянме доллары при расчетах принимают практически везде, причем для удобства (если цена не обозначена именно в долларах) – по курсу примерно один доллар за 1000 кьят. Поскольку сегодняшний курс как раз и болтается на этом уровне – то вы ничего не теряете. Долларами можно рассчитываться в гостиницах, ресторанах, транспортных компаниях, магазинах, такси. Другое дело, что если вы протянете стодолларовую бумажку – не факт, что вам везде найдут сдачу даже в кьятах.

Для чего нужно иметь только доллары – так это для входных и въездных платежей с иностранцев. Например, входные билеты во многие туристические достопримечательности (типа Шведагона) и на туристические территории (типа Багана) номинированы в долларах, и если вы будете платить в кьятах – у вас их возьмут по весьма невыгодному курсу. Поэтому мелкие долларовые купюры для поездки по Мьянме не только желательны, но даже обязательны.

Живущие в Янгоне иностранцы знают, что пошлины за оформление разных документов они также должны платить в долларах. Причем, где-то доллары берут так, а где-то нужно их проводить через банк. Для этого иностранец должен сначала купить «форин иксчейндж сертификэйт» - FEC (желтые бумажки-чеки, номинированные в «условных единицах», которые поразительным образом равны долларам), а затем совершить платеж по типу тех, какие уважаемые россияне делают в Сбербанке при оплате, например, штрафов. Покупать FEC не обязательно в самом банке – в обменниках и у менял возле банков можно купить и их – по тому же курсу, по которому продаются доллары.

И, наконец, последние замечания. Поскольку на улицах, в подворотнях и даже в большинстве банков оборудование для проверки подлинности купюр отсутствует, то любая долларовая купюра, вызывающая нарекание, отвергается без обсуждения. То есть, в Мьянме можно менять только новенькие хрустящие купюры. Если купюра даже с небольшими потертостями (в том числе на сгибе), почеркушками, надписями, штампами или просто мятая – у вас ее никто не возьмет. Не возьмут у вас 100-долларовую купюру серии СВ (а за компанию могут забраковать и НВ и АВ) – когда-то по Мьянме гуляли фальшивки этой серии, с тех пор менялы держатся от них подальше. А если вы решите поменять мелкие купюры – то вне зависимости от суммы курс изменится не в лучшую для вас сторону. То есть, обменный курс пяти 20-долларовых купюр будет менее выгоден, чем одной 100-долларовой.